Колыбель леса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Колыбель леса » Эпизоды » Разделяй и властвуй [спидпостинг|сюжетный]


Разделяй и властвуй [спидпостинг|сюжетный]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Разделяй и властвуй
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/1//58/348/58348016_4522757_a4379a9.jpg
• Участники: Инга, Ганнибал, другие Расисты и Болотные по желанию
• Время: Середина июля. Ночь полнолуния.
• Описание: Ублюдки решились на полное отделение от стаи Каннибалов. Теперь они уходят на другие территории. Теперь это две разные стаи и перейти границу будет считаться преступлением. Но перед тем, Инге придется встретиться с Ганнибалом и обсудить все детали.
• Примечание: Основной разговор и сюжет будет вестись между кардиналом и атаманом. При желании, другие игроки могут так же вступить в отыгрыш.

0

2

Тихая безмолвная ночь. Стрекот кузнечиков разносился на все округу, практически заглушая ход ночных хищников. Темношкурые, поджарые, напряженные. Полная луна освещала им путь в новое будущее. Инга шла легкой трусцой впереди всех. Она уже ступила на родные земли, жадно втягивала воздух, шевелила ушами и тяжело дышала. Ей не легко давалась дорога, ведь тело её отягощали собственные думы. Как она будет смотреть в глаза Ганнибалу? А что если увидит Гайра? Но хуже всего то, что она может пересечься с матерью или сестрами.
Зажмурившись, волчица тяжело выдохнула сквозь сжатые зубы. Рядом почувствовала тепло чужого тела. Нет, не чужого, а родного. Кажется, то был Тайшет, но она была не уверена. Волновалась, да и боялась оглянуться, чтобы не передумать. Чтобы не убежать поджав хвост.
Бесшумной тенью они подступили к логову Болотных. Их встретили. Инга знала этих переярков и они знали её, потому препятствовать не стали. Все привыкли, что ублюдки - часть их стаи и частенько попадаются на территориях.
Волчица сбавила ход и теперь шла медленно, осматриваясь и с трудом удерживая шерсть на холке, чтобы не казаться агрессивной. Взгляд скользил по спинам и мордам бывших родных и друзей. Между ними были и пришедшие светлошкурые. С горечью, Инга отворачивалась.
Наконец, они дошли до места, где восседал атаман. Его уже предупредили о пришествии Рассистов, хотя кардиналу казалось, что он все равно несколько удивлен.
- Светлой ночи, Ганнибал,- она выступила вперед и остановилась напротив него, в двух-трех прыжках. Среди них не было диктатора, а Инга держала голову ровно, хвост чуть приподнято. Она не красовалась перед каннибалами, но то была необходимая деталь общения, чтобы заявить и показать свой статус.
- Мы прибыли для разговора. Удели нам время.

+2

3

Этой ночью луна освещала землю болотных волков, только недавно она сменила своим ликом солнце, а уже восстановила свои силы священного сияния. Ты сидел, неподвижно уставившись на огромный безжизненный белый круг света. Сегодня там, в мыслях ты спрашивал себя о событиях, произошедших за последние два года, ты молил о шамане, которые сможет повернуть время вспять.
Они уже пришли, темные лесные твари, которых раньше ты считал своими братьями и сестрами, но кто они теперь? Предатели? Нет, они просто те, кто посчитал твои решения не правильными, те, кто не смогли смириться с белошкурыми волками в единой стае, однако правы ли они, отрицая белых? Расисты, как противно звучит данное слово, но это не повод ненавидеть их, ведь ты, именно ты золотая середина, соединяющая в себе белый и черный цвет волчьей шерсти.
Черная морда, голубые глаза, ее штанга в ухе говорила за себя. Почему ты предала меня? Слова, не имеющие звука, пытались вырваться из твоей пасти, но не могли. Ты сохранял непоколебимый вид, таким и должен быть атаман.
— Темной дорогая Инга, светлый тебе не к лицу. Я весь в твоей власти, однако, давай сыграем в игру, чтобы данная встреча не была такой скучной?
Ты бросил хитрый взгляд на волчицу и ее свиту, немного откинув голову назад, поднявшись со своего законного места, ты обошел неверную волчицу и встал около ее правого уха, наклонившись, ты улыбнулся.
— Чем ты искупишь мое потерянное на тебя время?

+2

4

Луна. Такая светлая, и все же темная. Луна. Серебристые лучи падают на землю, на стволы деревьев, покрытых мхом, на мою шерсть. Луна. Окрашивая ночь в холодные тона, давая свет, словно кристалик льда высоко в безмятежном небе. Луна. Это слово, вроде и простое, но такое значимое. Я чуствую словно кровь в моей пасти, так сладко это слово. Я смотрю на нее, уставив  красный взор очей только и только на нее. Ветер. Легкий, приятный, теплый.
Я слышу голос. Нет, два голоса, и оба до ужаса знакомы. И я иду а эти голоса, пока не оказываюсь рядом с Ганнибалом. Я делаю пару шагов назад из-за уважения к атаману, встав слегка в стороне и насторожился. Эта черная шкура, голубые глаза. Королева без короны, ненавистница к белой шкуре. Это вызывает у меня улыбку.
Я стою и слушаю, слушаю их разговор.

+1

5

Услышав знакомый голос, я с любопытством поднял голову и раскрыл глаза, сверкнув ими в темноте. Голос из прошлого, который я мог бы никогда не услышать, если бы довел начатое до конца. Честно говоря, я не сразу узнал его, этот голос. Но когда все-таки вспомнил, во мне взбушевались противоречивые чувства.
Многие каннибалы тут. Не вижу всех морд, но чую буйство знакомых запахов. С ними смешиваются знакомые, но давно ушедшие. Расисты пожаловали. Доброй ночи, чернозадые. Я зевнул, клацнул зубами и поднялся на ноги. Не знаю, сколько их здесь точно. Я вообще не уверен, что знаю всех, кто имеет отношение к их течению. Темной тропой иду в обход, приближаясь к атаману. Здесь Роринг, здесь Ганнибал. Я подошел сбоку к беломордому и сел на землю. Что за шабаш устроили эти ублюдки?
Среди прочих я вижу яркие голубые глаза и блестящую в темноте штангу, которая причудливо тянет ее ушко вниз. Надо же, она жива. Почему не разгрызла свое нутро, когда высвободилась из оков? Это было бы в ее стиле, я полагаю. Инга и правда здесь, идет впереди. Она старается смотреть на Ганнибала, а я упорно сверлю ее взглядом. Что бы она ни сказала, я всегда буду смотреть на нее сверху вниз.
Уж как она убегала, утопая в колючем снегу и думая, что я продолжу погоню.
Мои губы дрогнули, но я не зарычал, а только осклабился во все сорок два, холодно, мрачно и не без издевки приветствуя этим жестом всех расистов. Приветствуя Ингу.

+2

6

Взгляд волка скользнул по волчьим спинам… Безразлично, словно он смотрел не на бывших товарищей, а на незнакомцев. И только найдя в толпе пепельную шкурку дочери и темный силуэт сына за ее спиной его глаза немного потеплели. Живы, здоровы…И ладно. Взгляда на выросших детей стало достаточно для того, чтобы понять, что больше его здесь ничто не удерживает от выбранного пути. Ничто и никто…
Вскинув голову, Тайшет мрачно уставился в глаза своему бывшему вожаку из-за спины Инги, словно предупреждая его. Немного приподнял на загривке шерсть, когда вожак каннибалов подошел слишком близко, по его мнению, к кардиналу Ублюдков… Но промолчал, удержав угрожающий рык в глубине глотки. Они пришли сюда не драться, а говорить, и этому желанию Инги он был намерен последовать, но ровно до того момента, когда бывшие соплеменники перейдут черту и их поведение станет слишком вызывающим. Наглости по отношению к Ублюдкам Тайшет позволить не мог.

+3

7

Инга стояла напротив атамана и испытывала жгучее желание вцепиться зубами в его белую морду. Он как всегда скалился в попытке улыбнуться и был на своей волне, которую волчица не всегда могла поймать.
- Зато тебя белый красит. Вон сколько белозадых вокруг себя собрал,- она метнула взгляд вначале на Роринга, затем на Гайра. Взгляд был мимолетный, скользящий и абсолютно не интересующийся.
Атаман поднялся и направился к ней. Темношкурая была спокойна и смотрела вперед, не поворачивая головы. Над правым ухом послышался шепот и будто физически она ощутила, как напрягся позади Тайшет. После всего того, что они пережили вместе она будто бы чувствовала его на расстоянии, как и многих других клейменных. Её все еще мутило после вчерашнего пожара. Аромат трав слишком успокаивающе подействовал на её нервную систему, потому как сейчас, в самый разгар стрессовой ситуации, она была слишком спокойна.
Резко повернув голову, волчица оказалась нос к носу с Ганнибалом, твердо и спокойно смотря в его разноцветные глаза.
- Играть будешь в норе, со своими шлюшками. А я пришла к тебе по делу,- решив не разводить соплей и демагогии, Инга перешла сразу к делу. Она все так же стояла твердо на четырех лапах, повернув голову вправо и почти упираясь мордой в морду атамана. Она не скалилась, но от неё сквозило отчужденным холодом.
- Мы,- она коротко кивает себе за спину, где стоит Тайшет и еще несколько ублюдков,- Уходим. Все ублюдки. Ты долго поддерживал стаю и долго Расисты были у тебя на подсосе. Но это время кончилось.
Замолчав ненадолго, волчица чуть отвела уши назад.
- Есть ли что-то, что может заставить тебя преградить нам путь?

п.с.

по идее, каннибалы должны были удивиться, что к ним пришла Инга, а не диктатор по такому важному вопросу. да, а еще наверное они должны как-то отреагировать на клеймо, которое есть у пришедших.
ну просто как то воть странно, что они никак не реагирует. все-таки это была какая-то подшефная территория

+3

8

Мудрость — это то, что приходит с возрастом. Мудрость — это то, что есть у каждого, но не каждому дано это понять. Она смотрела на тебя, глупая и бестактная волчица возомнившая себя кем-то выше тебя. Её морда была на против твоей и это явно не понравилось тебе, улыбнувшись, ты поддался вперед и щелкнул зубами.
— Если ты пришла ко мне, то чем ты отличаешься от других шлюх с которыми я играю в своей норе? Не уважения, не почтения, ты потеряла разум и преданность своему атаману. Так что отличает тебя от шлюхи?
Отдалившись немного в левую сторону, прочертив по черному боку волчицы, ты оказался по левому боку от нее. Ты максимально точно копировал ее позу, наклонив голову в бок и обратился к болотным собратьям.
— Как вы сможете преградить нам путь, если мы соберемся уйти и начать жизнь самостоятельно, под начальством волка, который струсил явится на мирные переговоры?

+2

9

Я улыбнулся, смотря на то, как черная волчица с ледяными кристаллами голубых глаз разговаривает с моим атаманом. Весь разговор я слушал внимательно, вьедаясь в каждое слово двух черных волков. Я играл прекрасную роль живого украшения позади Ганнибала. Вскоре мои глаза уловили стальной блеск шерсти Гайра, но я решил пока оставить разговоры в сторону.
— Как вы сможете преградить нам путь, если мы соберемся уйти и начать жизнь самостоятельно, под начальством волка, который струсил явится на мирные переговоры?
Эта реплика меня жутко расмешила, и я не остановил короткий, призрительный смешок в сторону Инги и ее ублюдков.

+2

10

Я смотрел на то, как ведет себя Инга, и не смог сдержать желания сплюнуть на землю. Одним хватает намека, а ей не хватило оглушительного удара по голове теми граблями, на которые вскочила волчица. Каннибалов здесь значительно больше. И если откинуть тот факт, что мы политически грамотные, на рожон не лезем так активно, как, например, эта чернозадая, то я бы проголосовал за жесткую мясорубку. Нет, серьезно. Мой взгляд скользнул по крепко сбитому черному волку позади голубоглазой. Нахохлился, песик. Команды ждет. Я в шутку коротко рыкнул, привлекая его внимание, а после подмигнул, растянувшись в мерзкой ухмылке. Если начнется месиво, на него я наброшусь в первую очередь.
Ничего не имею против черных. Недалекие, глуповатые, в основном малолетки. И если бы не этот цирк, который устраивают перед ними взрослые особи, то разбить их было бы плевым делом. Я перевел взгляд на Роринга и качнул головой. Можно доводить их, испытывать нервы на прочность, но лучше не в открытую. Я вообще сторонник методов Ганса Ланды.
Уходя, расисты не хотят сохранить хорошие отношения со своей семьей. А ведь скоро зима. Неизвестно, сколько малолеток под руководством их псевдолидера передохнет от морозов. И я лично сделаю все, что в моих силах, чтобы каннибалы не протянули руку помощи этим говноедам.
Я хищно осмотрел каждого расиста по отдельности, мысленно провожая их в последний путь в преддверии зимы, которая в наших краях длится добрых полгода.

+2

11

Инга чуть закатила глаза и выдохнула сквозь сжатые зубы.
- Эти белозадые совсем выели тебе мозг,- с сожалением во взгляде подумала волчица и проследила взглядом за атаманом, покачав головой.
- Я уважала тебя, перестань меня разочаровывать. Говоришь, словно мальчишка. Словесный понос, да и только. Куда делась твоя деловая жилка? Что стало с тем атаманом, что повел нас прочь от фортийцев?- самка не уподоблялась волку, а говорила сдержано и ничуть не скалилась, тем более не позволяла себе эти смешные игры, которыми решил развлечь её Ганнибал. Она глубоко вздохнула и чуть оглянулась на Тайшета, удостоверяясь, что он спокоен. Нет, в нем она точно не будет сомневаться, а рыпнется кто другой - он непременно пресечет.
Переведя взгляд на других болотных, Инга усмехнулась. Они считают её зарвавшейся шлюхой диктатора? Смешные.
- Если тебе так не терпится пообщаться с диктатором, то ты можешь попросить Тайшета. Думаю маршал любезно окажет тебе такую услугу, отправив на тот свет, чтобы ты лично смог переговорить с ним,- волчица недовольно нахмурилась, услышав такое обращение к погибшему.
- И впрямь... Ведет себя, как подросток. Ни толики уважения, хотя я обратилась к нему вполне спокойно. Стареет кобель, моча в голову бьет...
- Наша богиня, Гризель. Она благословила этот уход, не препятствуй и ты. Этот цирк сейчас абсолютно ни к чему,- темношкурая решила поддержать свою делегацию словами о богине, ведь им тоже стоило знать с чего такое решение, тем более, что боль утраты лидера еще не прошла и многие тосковали по диктатору.

офф

да простит меня Тайшет. Ибо надо успеть отыграть все это, если что, буду и еще чьи-нибудь посты пропускать. Ребят, извините заранее. Просто хочется успеть до конца спидпостинга

+2

12

Ты внимательно слушал черношкурую волчицу, ты внимательно следил за реакцией публики. Где-то раздался кроткий смешок, а ты чувствовал присутствие и победу своей стаи. Нет, у тебя не стояла задача остановить отделение расистов, наоборот, если хотят идти, пусть идут. Продумывая данную ситуацию не один раз, ты понял, что самое дельное просто получать удовольствие в насмешках над глупыми собаками.
Царствие ему небесно, думаю, сейчас боги с наслаждением пожирают его гнилую душу, а в земле червяки ползают в разложившейся плоти. Он сделал тебе волчат, Инга?
И опять улыбка украсила твою хитрую морду, тебе доставляло огромное удовольствие наблюдать за глупой черной самкой, однако вмиг ты переменился в морде. Лишь легкая ухмылка, никогда нисходившая с твоей морды радовала зрителей. Холодным взглядом ты впился в Ингу, изучал каждый волосок на её коже.
Если хотите уйти — уходите, однако не впутывайте богов в предательство родной стаи. Вы те, кто разделяет мир на черное и белое, видит лишь одну сторону, вы те, кто не хочет познать истинную идиллию мира.
Эти слова ты произнес тихо, практически шепотом, который доходил до ушей каждого присутствующего. Проникая внутрь, слова разделялись и поражали мозг и сердце, холодили и заставляли задуматься. Ты окинул быстрым взглядом толпу и вернулся на то же самое место и принял ту же самую позу, с которой все начиналось.
Зима наступает на лапы, и я не желаю терять своих волков из-за твоей прихоти, самка. Не ждите больше помощи болотных тварей, отныне и навсегда. Если один из расистов, чья шкура носит все возможные оттенки черного, вступит хотя бы кончиком носа на мою территорию, будет считаться нарушителей и пойдет на съедение волчицам, будь то самкой или самцом, диктатором или маршалом. Не смейте приходить ко мне и молить о возвращение в стаю, не смейте показываться, охотится на моей территории. С этой ночи, каждый болотный волк имеет права разорвать на куски нарушителя и принести мне его голову в знак преданность стае, пусть луна будет свидетелем моих слов. Я ничего не могу иметь против вас, ибо моя шерсть сочетает в себе два цвета и черный, и белый. Поэтому прошу удалиться с миром, чтобы более не сотрясать воздух.
Ты улыбнулся и закрыл на пару минут глаза, после усмехнувшись, ты уставился на черную волчицу.
Ах, да, Инга, игра началась. Пусть боги ставят ставки.
Ты подмигнул ей.

+2

13

— Зима наступает на лапы, и я не желаю терять своих волков из-за твоей прихоти, самка. Не ждите больше помощи болотных тварей, отныне и навсегда. Если один из расистов, чья шкура носит все возможные оттенки черного, вступит хотя бы кончиком носа на мою территорию, будет считаться нарушителей и пойдет на съедение волчицам, будь то самкой или самцом, диктатором или маршалом. Не смейте приходить ко мне и молить о возвращение в стаю, не смейте показываться, охотится на моей территории. С этой ночи, каждый болотный волк имеет права разорвать на куски нарушителя и принести мне его голову в знак преданность стае, пусть луна будет свидетелем моих слов. Я ничего не могу иметь против вас, ибо моя шерсть сочетает в себе два цвета и черный, и белый. Поэтому прошу удалиться с миром, чтобы более не сотрясать воздух.
И снова я издал короткий, призретильный смешок, в этот раз поедая глазами младший ублюдков. Моя морда искривилась в безумной улыбке. Жду-недождусь отведать расисткой плоти.
Я встал, гордот подняв голову, и вернулся на земли своей стаи.

офф

я сейчас немного приболела и часто несмогу писать, поээтому выхожу из игры.

0

14

- Как же он мерзок... Играет на публику, скалится... Лицемер,- Инга глубоко выдохнула, прикрыв веки. Решив не отвечать на колкие фразочки, она лишь стояла, гордо подняв голову и смотря на атамана с высока. Нет, с высоты собственных мыслей, решений и того пригорка, где обычно были ей видения от богини.
Она пропускала мимо ушей все его изречения. Ей нужен был лишь один ответ, а не его глупые шуточки и разглагольствования. Она хотела покинуть эти мерзкие земли, что провоняли для неё подлостью, лицемерием и грубостью.
Он вновь завел длинную и муторную речь. Темношкурая цокнула языком, всем своим видом показывая, что ей абсолютно плевать на его слова.
- Бла, бла, бла- самка блуждающе отвела взгляд,- Сочувствую его самке. И в пещере наверняка такой же занудный.
Конечно, ни капли сочувствия она не испытывала, но хотя бы чем-то развлечь себя в собственных мыслях стоило.
- С миром? Милый Ганнибал, ты только что своими гнусными речами разрушил весь возможный мир. И я лишь повторю твои же слова. Если хотя бы одна белозадая тварь зайдет на нашу территорию, то мы с удовольствием отправим её к Гризель,- Инга не стала акцентировать ни на ком внимание. Это относилось к каждому белошкурому и выделять кого-то конкретно она не хотела.
Когда, казалось бы, Ганнибал уже окончил, волчица развернулась и двинулась прочь, но он оклинкул её. Темношкурая замерла и не оборачиваясь ответила:
- Нет, Ганнибал. Я в твои игры не играю. У меня свои игрушки и свои правила, увы ты в них не вписываешься,- встреча была окончена. Темношкурая более не слышала ничего и слышать не хотела. Она увела своих ублюдков прочь, в место их пристанища, а дальше глубже на земли, что уже не принадлежали болотным.

КОНЕЦ

Отредактировано Инга (2014-08-23 12:08:46)

+1


Вы здесь » Колыбель леса » Эпизоды » Разделяй и властвуй [спидпостинг|сюжетный]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC